Тернистый путь наверх

0
71

ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Мы — это охотник из Находки Канатбек Курнмангалиев, охотник из Хабаровска Леонид Казанцев и я.

Ребята по возрасту намного моложе меня, у них еще не было опыта охоты в горах Кавказа, так что пришлось помочь им подготовиться к туру и подобрать соответствующее снаряжение .

На это ушло около шести месяцев.

Канатбек имел представление о горных охотах на Алтае и в Киргизии, но, как он сам позже признался, охота в горах Кавказа превзошла все его ожидания.

Всегда приятно встретиться со старыми (не по возрасту, а по сроку знакомства) друзьями. На базе Верхняя Саниба нас радушно встретил персонал, с которым я работаю на протяжении многих лет. Каждый из работников уделяет должное внимание гостям.

Атмосфера на базе и во время охоты самая дружелюбная. Мы приехали в лагерь в полной темноте, но традиционного осетинского застолья никто не отменял.

Директор хозяйства Цара Угалыкович Созанов и его супруга Наташа радушно встретили нас и усадили за богато накрытый стол. Вряд ли может быть что-то приятнее и ценнее, чем внимание и забота близких по духу людей, общение с ними может длиться вечно.

Но время приближалось к ночи, и нам нужно было хорошенько отдохнуть перед долгожданной и многообещающей охотой. Было решено утром проверить точность оружия и ждать приезда проводников, с которыми нам предстояло подниматься в горы.

Как выяснилось чуть позже, на базе уже находились два охотника из США, которые тоже приехали охотиться на тура.

Мы познакомились с ними на следующий день за завтраком. Одному из них, человеку малоразговорчивому, с излишним весом, было 54 года (его имени я не запомнил), другому, по имени Рон, — 58.

Рон был сухого телосложения, среднего роста, очень приветливый и улыбчивый. В район охоты мы выдвинулись днем, сразу после обеда. Туда же планировался тур и для американцев. Я бывал в том районе не раз, в частности, с охотником из Казахстана Жайсаном Сыздыковым, о чем уже познакомил читателя, и знал, что такое гора Джимара.

Я полагал, что и на этот раз мы пойдем той же дорогой, которой шли с Жайсаном. Она была очень сложной и требовала немало усилий. А с учетом того, что подниматься предстояло в полной темноте, трудности только возрастали. Что ожидало меня и моих охотников на горных тропах в этот раз, я даже представить себе не мог.

 

Статуя Афсати — покровителя охотников и диких зверей в осетинской мифологии. Фото автора.

По моим наблюдениям, американцы уступали нам в физической подготовке. Так, видимо, считали и сами проводники, которые после несколько бурного обсуждения решили изменить общий план охоты и повести американцев по более пологому склону.

Для этого они даже поменяли состав проводников. Нам же достался самый трудный из всех подъем, который я когда-либо проходил в Осетии.

Стартовали мы в 22:30. Подъем, вещи в рюкзак, основное снаряжение в кузов уазика — и в путь. Вверху на антрацитово-черном небе звезды, под ногами россыпи валунов, которые постоянно задеваешь носками горных ботинок; цыганское солнце то показывается из-за гор, то скрывается…

Шли мы с выключенными фонарями, из соображений конспирации, чтобы не быть обнаруженными турами. Минут через сорок подошли к подножию горы. Впереди по курсу на высоте около 2000 метров (а мы начинали подъем с высоты около 1000 метров) виднелись ледники.

Ребята не знали, а я им до поры не говорил, что печально известный ледник Колка, сошедший в ущелье Кармадон, находится как раз за соседним хребтом. К счастью, мы были не в Кармадоне, но размытые очертания ледников заставляли принимать к сведению факт их возможного схода.

Итак, долину мы прошли, начинался непосредственно подъем. Хорошо, что в темноте мы не видели его крутизну. Днем, только кинув взгляд вверх, мы бы усомнились в возможности забраться по столь вертикальному склону.

Но тем не менее с 23:10 до 6:30 мы с тремя проводниками Асланом, Гией и Джамалем карабкались вверх по каменной сыпучке. Камни были острыми и скользкими от замерзшего конденсата.

Временами из-под ног впереди идущего вылетали хорошо заметные в темноте искры от удара камней одного о другой.

 

Умный гаджет покажет пройденные километры, высоту над уровнем моря и многое другое. Фото автора.

Когда вдруг под впереди идущим съезжала вниз горная порода, следовавший сзади втыкал в сыпучку свой посох, чтобы предотвратить соскальзывание вниз впереди идущего. Шаг вперед и пара метров назад — так местами выглядел наш подъем.

Это сопровождалось диким напряжением ног и рук, сердцебиением высокой частоты. Проводники иногда сбивались и не могли найти проход между скалистыми прижимами, и тогда мы возвращались, обходили скалы и шли дальше. У меня большой опыт горных переходов от гор на Камчатке до Памира. Но там все происходит в основном в дневное время, а тут ночью…

Мне доводилось сопровождать в горах многих зарубежных охотников, но в таких условиях, как сейчас, я еще не бывал. Думаю, вряд ли кто из иностранцев выдержит столь тяжелый подъем.

Скорее всего, уже через полчаса, бросив в меня весь свой запас ненормативной лексики, они развернутся и пойдут к машинам. Подобное уже когда-то было, и я знаю, что говорю. Иностранцы — народ малозакаленный. Исключение составляют разве что норвежские охотники, крепкие и выносливые ребята с хорошей физической подготовкой.

Был у меня случай, когда мы с одним молодым норвежцем, который был в два с половиной раза моложе меня, карабкались примерно на такой же крутой склон в Саянах, перенося на себе, кроме снаряжения и оружия, еще и канистры с водой, потому что наверху воды не было. Но там хоть было за что зацепиться протектором горных ботинок.

Горы были покрыты слоем плодородной почвы и кустарником. Здесь же на Джимаре под ногами были только камни в разнообразных фракциях — от огромных валунов до сыпучки. Я был очень рад в тот момент, что со мной были наши молодые ребята с русской закалкой.

 

Где-то там, высоко в горах, прячутся туры. Фото автора.

Около четырех утра мы услышали грохот. Часть ледника с соседнего склона оторвалась и с гулким грохотом понеслась вниз в долину, откуда мы пришли. Как раз там у нас стояли машины. Через несколько минут произошел еще один сход ледника.

Мурашки по коже. Абсолютная тишина в команде. Из-за крутизны подъема мы часто останавливались, чтобы успокоить выпрыгивающее из грудной клетки сердце. Высота уже была за 3000 метров над уровнем моря.

В 4:30 на связь вышел Аслан, один из проводников американцев. То что он сообщил, повергло нас в шок: один из американских охотников умер. Позднее мы узнали, что ему по состоянию здоровья нельзя было даже близко подходить к горам. В группе воцарилась напряженная тишина. Каждый из нас пытался осознать случившееся.

Мы ощущали некую дисгармонию, переживали за охотника и понимали, что помочь уже ничем не можем. У погибшего были другие проводники, которые позаботились о необходимых в таких случаях мероприятиях — вызвали полицию и МЧС.

Мы к тому времени прошли почти две трети пути, надо было спешить, чтобы оказаться вовремя в нужном месте. А этот случай мы еще долго будем обсуждать позже в лагере.

Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд, —
Пройдут тобой не пройденный маршрут…

 

Где-то там за горой Владикавказ, автомобили, люди, а здесь в горах лишь облака и дикие звери. Фото автора.

В голове крутились эти и другие слова из песен Владимира Высоцкого о покорении горных маршрутов. Помолчав и отдав дань памяти коллеге, ушедшему в мир вечной охоты, мы продолжили свой нелегкий путь.

Почти на ощупь продвигались мы к вершине хребта горы Джимара. Над скалами уже показались огни Владикавказа. Город жил своей жизнью, мы шли своим путем. Когда совсем рассвело, смогли оценить часть пройденного пути.

Только от одного взгляда вниз кружилась голова. До сих пор, вспоминая тот маршрут, я удивляюсь, как мы смогли его пройти с рюкзаками и оружием за спиной. Ближе к вершине рельеф становился более пологим и идти было легче, но сказывался недостаток кислорода и мучила одышка. Еще бы!

Ведь мы находились на высоте почти 3 500 метров… И вот мы на вершине хребта.

Проводники осмотрели противоположные склоны, где, по их мнению, могли находиться туры, но их там не было. Тогда мы двинулись вдоль хребта и шли, низко пригибаясь, чтобы не быть обнаруженными животными.

Мимо нас метрах в двухстах пробежали самки с козлятами. Наконец мы нашли валуны, скрылись за ними от ветра и стали ждать туров. Ждали около часа, сильно замерзли, и немудрено: за время подъема все изрядно вспотели, а холодные камни и пронизывающий ветер довершили свое дело.

Пришлось сменить одежду на более теплую, которую пре-дусмотрительно взяли с собой. Это продиктовал мне опыт многолетних восхождений в горы, а я поделился им со своими охотниками.

 

Фото автора.

В бинокль мы увидели стадо туров голов пятьдесят – шестьдесят, двигавшееся в нашу сторону с противоположных хребтов Джимары. Животные шли как раз с той стороны, где должны были охотиться американцы.

Аслан и Джамаль повели охотников на выгодные для выстрела позиции, а я остался наблюдать (с высоты это делать удобнее всего). Плавно перетекая через ближайший к охотникам хребет, двигалась целая река туров разных возрастов.

Завораживающее зрелище! И расстояние для стрельбы комфортное — метров семьдесят, не больше. Как только появились трофейные самцы, раздался первый выстрел Канатбека. Туры от неожиданности заметались, бросились в разные стороны, не понимая, откуда исходит угроза.

Леонид сделал пару выстрелов и одним серьезно ранил тура, который перевалил через следующий хребет и, к сожалению, ушел вниз, так что добрать его в тот день мы не смогли.

Сняли счастливого охотника с добытым трофеем на память, затем, после легкого перекуса, распределили мясо по рюкзакам и с трофеем отправились в обратный путь. Спускаться той же дорогой, по которой поднимались, не могло быть и речи.

Спуск всегда опаснее подъема, и без страховки можно запросто сорваться в пропасть. Так что пришлось идти вниз противоположным склоном, но и этот спуск нельзя было назвать легкой прогулкой. Если подъем занял семь часов, то спуск с поклажей — около пяти.

По пути мы заметили птиц, кружащих над местом, куда ушел раненый тур. Верный признак того, что зверь дошел! Леонид, переживавший за свой выстрел, успокоился. Его тура проводники нашли на следующий день и привезли на базу.

К сожалению, птицы здорово испортили шкуру и мясо, но главное — трофей не пропал. Кстати, в последний охотничий день Леонид добыл серну.

Подводя итоги, хочу отметить, что такого трудного подъем, как этот, в моей практике еще не было, да и вряд ли будет. Судя по реакции проводников, даже они не ожидали, что подъем будет настолько сложным. Но, как говорится, дорогу осилит идущий.

По сложности и напряженности охота на тура в Осетии вряд ли может сравниться с какой-либо другой.

Хочется поблагодарить за помощь проводников Аслана, Джамала, Гию. Огромное спасибо также Царе Созанову, Казбеку Караеву и Наташе Созановой за теплый прием и внимание, оказанные нам в этой поездке.